Баринова М.Н. Судьба бросала меня, как лодочку в океане...

barinova
  Имя Марии Николаевны Бариновой - замечательной пианистки, композитора и методиста-педагога - было широко известно в музыкальных кругах России и Европы в начале XX века. С блеском окончив Санкт-Петербургскую консерваторию по классу фортепиано, а также отделение композиции у Н. А. Римского-Корсакова, она с большим успехом концертировала в России и несколько лет в Германии.
  В своих дневниках М. Н. Баринова очень метко дает характеристики многим личностям, с которыми ее сталкивала жизнь: от царственных особ до простых пожарных в Доме культуры. Ее воспоминания увлекательны, интересны и поучительны.

 

 

Нотно-музыкальный зал

Михайлов Л.Д. Семь глав о театре: Размышления, воспоминания, ...

mihailov
  Творчество народного артиста РСФСР Л. Д. Михайлова (1928- 1980) связано с яркими страницами советского музыкального театра. В книге он ставит актуальные проблемы режиссерской профессии. В ней рассказано о взаимодействии режиссера и актера, о совместной работе с композиторами над новыми, современными произведениями, о творческом содружестве с художниками, о воспитании артистов музыкальной сцены. В книгу входят воспоминания об авторе.

 

 

Нотно-музыкальный зал

 

Модестов В.С. Под сенью Терпсихоры.

modestov
  Сборник "Под сенью Терпсихоры" состоит из авторских балетных либретто как на оригинальные сюжеты ("Албанская легенда", "Казанова в Петербурге", "Бал манекенов" и др.), так и по мотивам известных произведений Достоевского, Пушкина, Навои, Шолом-Алейхема и др.
  Книга будет интересна композиторам, хореографам, исполнителям, преподавателям и учащимся хореографических учебных заведений, любителям балета.

 

 

Нотно-музыкальный зал

 

Михаил и Константин Быковские

1974241274
  Отец и сын Быковские — малоизученные, но очень яркие представители русской архитектуры XIX столетия, эпохи «историзма». Михаил Быковский — основатель династии зодчих, был одним из первых теоретиков архитектурного реформаторства второй половины XIX века, основал Московское архитектурное общество и создал целый ряд прекрасных архитектурных памятников, многие из которых являются настоящим украшением городов России. В числе построек М.Д. Быковского здание Биржи на Ильинке, прекрасная неоготическая усадьба «Марфино», храм Николая Чудотворца в Никольском-Урюпине, Духовская больничная церковь Зачатьевского монастыря, Воскресенский храм Покровского монастыря, храм Троицы Живоначальной «На Грязях» и множество других.
  Константин Быковский — сын Михаила Быковского — не менее яркий мастер своей эпохи. Так же, как отец, он положил много сил на развитие и становление школы русской научной реставрации и оставил после себя целые архитектурные комплексы, выполненные по его проектам. К таким монументальным ансамблям относятся комплекс клиник на Девичьем поле в Москве и комплекс Московского университета на Моховой улице.
Очередная, 6-я книга в серии «Архитектурное наследие России», посвященная архитектурной деятельности отца и сына Быковских, открывает новые, практически неизученные и малоисследованные страницы русского зодчества, относящиеся к периоду второй половины XIX столетия.

 

 

Зал изящных искусств

 

Архитектурное наследие России. Сергей Соловьев

1577955B_7
  Сергей Устинович Соловьёв (1859 — 1912) — российский архитектор, реставратор и преподаватель, работавший в Москве. Начав профессиональную деятельность в период господства эклектики, Соловьёв в конце своей недолгой жизни создал ряд уникальных, типично московских памятников модерна, неоклассики и русского стиля.
  Разностилье работ Соловьёва объясняется как временем — расцвет его сил пришелся на годы перехода от эклектики к модерну и от модерна к ретроспективизму — так и объективными условиями работы. Соловьёв работал преимущественно на два круга заказчиков — на московские учебные заведения и на московские благотворительные учреждения семей Рахмановых, Третьяковых и Медведниковых. Разные потребности заказчиков обусловили разные стили построек — от краснокирпичной «провинциальной» эклектики до неоклассицизма и псковско-новгородского возрождения 1910-х гг.
  Книга «Архитектурное наследие России. Сергей Соловьев» является первым полноформатным изданием, посвящённым архитектурному наследию архитектора. В издании представлено авторское исследование творчества зодчего, проиллюстрированное архивными и современными фотоматериалами, проектами и гравюрами, часть из которых публикуется впервые.

В числе работ С.У. Соловьёва:
Москва:

  • Строгановское училище
  • Реставрация придела Василия Блаженного в соборе Покрова на Рву на Красной площади
  • Кустарный музей Московского земства
  • Благотворительные учреждения им. Медведниковых и Рахмановых
  • Приют им. братьев Третьяковых и др.

 

 

Зал изящных искусств

 

Архитектурное наследие России. Василий Баженов

1005788473
  Василий Иванович Баженов — выдающийся архитектор XVIIIстолетия, художник и теоретик архитектуры вошёл в историю русского зодчества как автор нескольких выдающихся памятников, таких как Михайловский дворец в Санкт-Петербурге, Дом Пашкова в Москве, Комплекс в Царицыно (первоначальный вариант), Церковь Владимирской Божией Матери в селе Быково и пр. Его имя связано также с масштабным проектом перестройки Кремлёвского дворца, который не был осуществлён, но представляет огромный интерес для историков и архитекторов нашей эпохи.
  В настоящем издании представлено авторское исследование творчества зодчего, проиллюстрированное архивными и современными фотоматериалами, проектами и гравюрами, часть из которых публикуется впервые.

 

 

Зал изящных искусств

 

Московская архитектурная керамика

1010971825
   Широкий интерес в русском искусстве второй половины XIX - начала XX вв. к керамике - одному из древнейших материалов, использовавшихся в материальной культуре, черта общая со многими европейскими странами. После долгого перерыва традиционный для Руси-России гончарный промысел вновь обратил на себя внимание профессиональных художников, открывших его новые пластические возможности, и архитекторов, вернувших его в обиход как средство украшения фасадов зданий. В России тогда появились мастерские, изготавливавшие многоцветные изразцы и сюжетные декоративные панно, нередко сделанные вручную по старым кустарным технологиям, а также современные предприятия, выпускавшие облицовочную керамическую плитку.
  Особенное развитие художественная архитектурная керамика получила в Москве, где ее использование стало одной из особенностей стиля модерн. В книге подробно описано появление и развитие четырех основных московских производителей архитектурной керамики: керамического завода «Абрамцево» - пионера новых видов художественной продукции, архитектурно-керамического производства товарищества М.С.Кузнецова, керамической мастерской Строгановского училища и артели "Мурава". Кроме того в книге впервые дан очерк западноевропейских импортеров архитектурной керамики в Москве; анализируется применение привозной облицовочной керамики в жилой застройке города, на фасадах и в интерьерах общественных и церковных зданий.

 

 

Зал изящных искусств

 

 

Архитектурное наследие России. Николай Султанов

1012235671
  Николай Владимирович Султанов был удивительно многогранной творческой личностью: архитектор, реставратор, историк архитектуры, профессор петербургских учебных заведений, общественный деятель, талантливый администратор — вот лишь краткий перечень его обширной деятельности. В историю архитектуры Султанов вошёл, прежде всего, как теоретик и практик русского стиля.
  Среди наиболее известных работ зодчего — проект Собора Петра и Павла в Петергофе с церковно-приходской школой и электростанцией (руководил постройкой арх. В.А. Косяков); архитектурная часть несохранившегося до наших дней памятника Александру II в Московском Кремле (скульптор А.М. Опекушин); Черниговский храм при Троице-Сергиевой лавре. Кроме того, Султанов занимался реставрацией крепостных башен Нижегородского кремля, палат Волковых-Юсуповых в Москве, Троицкой церкви в Останкино, усадьбы Кусково; разработал проект реконструкции дворца царевича Димитрия в Угличе.

 

 

Зал изящных искусств

 

Архитектурное наследие России. Дмитрий Ухтомский

1577953B_7
  Дмитрий Васильевич Ухтомский вошёл в историю русской архитектуры как главный архитектор Москвы в эпоху правления Елизаветы Петровны. Творческому гению этого выдающегося зодчего, работавшего в стиле зрелого барокко, принадлежат проекты многих московских и подмосковных зданий, некоторые из которых дошли до наших дней. Выдающиеся памятники архитектуры XVIII столетия, к которым относятся и такие широко известные шедевры как колокольня Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, утраченные Триумфальные Красные Ворота, городская усадьба графа Бестужева-Рюмина, позволяют по достоинству оценить масштаб таланта архитектора Ухтомского.
  Подробная биографическая информация о жизни и творческой деятельности Ухтомского собрана на основании уникального авторского исследования, многие факты и архивные материалы, вошедшие в издание, являются авторскими открытиями и публикуются впервые. Книга богато иллюстрирована архивными и современными фотографиями и ценными историческими материалами: чертежами, схемами, авторскими эскизами.
  Данное издание представляет серьёзный научный интерес как для профессионалов в области архитектуры и охраны памятников культурного наследия России, так и для широкой аудитории, интересующейся историей и архитектурой России XVIII века.
  Автор этого уникального альбома-монографии – Виктор Владимирович Мурзин-Гундоров, член Всероссийского Геральдического Общества (ВГО), член Международного союза литераторов и журналистов APIA; старший преподаватель на кафедре отечественной истории историко-филологического факультета Российского православного университета, автор десятков научных и учебно-методических трудов, опубликованных в различных научных изданиях и сборниках.

 

 

Зал изящных искусств

 

Московский зодчий Иван Кузнецов

1011547782
  Издание представляет собой первый опыт описания и систематизации наследия одного из наиболее интересных московских архитекторов - Ивана Сергеевича Кузнецова. Ученик Ф.О. Шехтеля и Л.Н. Бенуа, он сумел найти свой индивидуальный почерк и за полвека проектно-строительной деятельности создал целый ряд заметных произведений.
  Творчество мастера охватывало почти весь спектр стилевых направлений конца XIX - начала XX века, от модерна и неорусского стиля до классики. Диапазон решаемых им функциональных задач простирался от церковного зодчества до крупных торгово-деловых комплексов и промышленной архитектуры. Обзор архитектурно-художественного наследия И.С.Кузнецова дает возможность убедиться в сложности и противоречивости тенденций развития отечественного градостроительства его времени.

 

 

Зал изящных искусств

 

 

«Раздумья над...» («Полубрат» - Ларс Соби Кристенсен)

votv4emvopros

Джованни Баттиста Тоppилья. «Счастливая семья»    

   Семейная сага, вот в ч ё м вопрос...

  Как много писателей! Ещё больше их произведений! Сколько всего интересного! Столько же и неинтересного. Объять необьятное - нельзя, но... можно, если... попытаться объять объятное.
В последнее время само собой пришло осознание того, что уже нет времени жизни читать все подряд или даже то, что может быть изначально интересным. Уж лучше совсем ничего не читать, чем тратить время на борьбу с волей, которая настаивает на доведении дела до конца – осилить тяготу и забыть про неё. В некоторых случаях результатом такой победы воли становится вывод – я дошла до финала – можно было и не читать. Какой смысл тогда было мучиться? Скажу по секрету, так было с книгой Гиголашвили «Захват Московии» не сочтите за антирекламу, хотя, что уж тут говорить, это она и есть – в итоге пожалела о потраченном времени. В таких случаях, думается мне, лучше поразмышлять о своём или вовсе «послушать тишину».

  Так вот, прежде чем прочесть семейную сагу «Полубрат», я впервые решила сначала познакомиться с отзывами о ней. Одна фраза о том, что это «лучшее произведение 21 века», по мнению «безымянного» обозревателя известного издания, подогрела мой интерес. После знакомства с несколькими отзывами желание приступать к чтению попеременно, то возникало, то улетучивалось, особенно от упоминания одного из авторов отзыва, что в книге содержатся слишком натуралистические описания физиологических процессов. Конечно, уже столько видено-перевидено, читано-перечитано, что и пугаться уже нечего, но я продолжала знакомиться с другими отзывами. Можно сказать, большинство авторов их замечали одну и ту же особенность - жизнь в Норвегии весьма благополучна, как кажется нам, а писатели (их произведения) достаточно депрессивны. Если не брать в расчет их детскую литературу. Ну да ладно, оставим детство позади (вернее оно нас оставило уже давно).

  Итак, мы забрели в колею раздумий по поводу депрессии скандинавских писателей, или их произведений. Оттолкнувшись от отзывов, мне эта книга напомнила «Сто лет одиночества» - история нескольких поколений одной семьи. По атмосфере; грустно, безнадежно, слабый ветерок светлого будущего, прямо скажем, совсем слабый просвет. Вот так и живут людишки-муравьишки в рутине своих проблем, несут тяготу свою, - то ропщут, то смиряются, волокут дальше в одиночестве ли, порознь ли, это уже детали, различающие такого рода повествования. Решила я вспомнить произведения о жизни нескольких поколений счастливой семьи. Не вспомнила - мало читала, мало знаю, мало ведаю. А может мало есть или не пришлось столкнуться. Поверхностное знание жизненной драматургии подсказывает мне на уровне интуиции – не бывает стабильно всё хорошо. Равномерно всё плохо бывает, а стабильно счастливо не бывает. Выходит так. И как теперь жить-то после обнаружения этого вывода - вопрос? И ещё вопрос - всё таки, читать или не читать? Пока «созревал» ответ, я подумала о том, что семейная сага как отдельный жанр в литературе очень и очень интересна. История нескольких поколений одной семьи, тут и атмосфера постоянная ли, перетекающая ли в другие состояния. Тут и образ жизни персонажей влияющих друг на друга. Как молекулы, сталкиваются и устремляются прочь, вдохновляя или разочаровывая. Общая, какая она бы ни была, энергетика, клана родных по крови людей. Действительно интересно отдельных, совершенно разных, самостоятельных личностей, рассматривать в контексте общего. Как притоки большой реки, они, толкаясь течениями, температурами, напором неизбежно сливаются в единое.

  Вот теперь спросите меня, какие мысли у меня и ощущения после прочтения «Полубрата»? Так я вам ответственно и заявляю – до чтения дело так и не дошло….Поразмышляю я, пожалуй, о своем. Покопаюсь, т. ск. в недрах сознания и, может, наткнусь на пласт уверенности, что бывают семейные саги счастливые, пусть не в книгах, так в жизни…

P.S. Если Вы справились с таким многобуквием, то и с сагой у вас есть большой шанс. Удачи.

Вер Либрова