Архитектурное наследие России. Дмитрий Ухтомский

1577953B_7
  Дмитрий Васильевич Ухтомский вошёл в историю русской архитектуры как главный архитектор Москвы в эпоху правления Елизаветы Петровны. Творческому гению этого выдающегося зодчего, работавшего в стиле зрелого барокко, принадлежат проекты многих московских и подмосковных зданий, некоторые из которых дошли до наших дней. Выдающиеся памятники архитектуры XVIII столетия, к которым относятся и такие широко известные шедевры как колокольня Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, утраченные Триумфальные Красные Ворота, городская усадьба графа Бестужева-Рюмина, позволяют по достоинству оценить масштаб таланта архитектора Ухтомского.
  Подробная биографическая информация о жизни и творческой деятельности Ухтомского собрана на основании уникального авторского исследования, многие факты и архивные материалы, вошедшие в издание, являются авторскими открытиями и публикуются впервые. Книга богато иллюстрирована архивными и современными фотографиями и ценными историческими материалами: чертежами, схемами, авторскими эскизами.
  Данное издание представляет серьёзный научный интерес как для профессионалов в области архитектуры и охраны памятников культурного наследия России, так и для широкой аудитории, интересующейся историей и архитектурой России XVIII века.
  Автор этого уникального альбома-монографии – Виктор Владимирович Мурзин-Гундоров, член Всероссийского Геральдического Общества (ВГО), член Международного союза литераторов и журналистов APIA; старший преподаватель на кафедре отечественной истории историко-филологического факультета Российского православного университета, автор десятков научных и учебно-методических трудов, опубликованных в различных научных изданиях и сборниках.

 

 

Зал изящных искусств

Московский зодчий Иван Кузнецов

1011547782
  Издание представляет собой первый опыт описания и систематизации наследия одного из наиболее интересных московских архитекторов - Ивана Сергеевича Кузнецова. Ученик Ф.О. Шехтеля и Л.Н. Бенуа, он сумел найти свой индивидуальный почерк и за полвека проектно-строительной деятельности создал целый ряд заметных произведений.
  Творчество мастера охватывало почти весь спектр стилевых направлений конца XIX - начала XX века, от модерна и неорусского стиля до классики. Диапазон решаемых им функциональных задач простирался от церковного зодчества до крупных торгово-деловых комплексов и промышленной архитектуры. Обзор архитектурно-художественного наследия И.С.Кузнецова дает возможность убедиться в сложности и противоречивости тенденций развития отечественного градостроительства его времени.

 

 

Зал изящных искусств

 

 

«Раздумья над...» («Полубрат» - Ларс Соби Кристенсен)

votv4emvopros

Джованни Баттиста Тоppилья. «Счастливая семья»    

   Семейная сага, вот в ч ё м вопрос...

  Как много писателей! Ещё больше их произведений! Сколько всего интересного! Столько же и неинтересного. Объять необьятное - нельзя, но... можно, если... попытаться объять объятное.
В последнее время само собой пришло осознание того, что уже нет времени жизни читать все подряд или даже то, что может быть изначально интересным. Уж лучше совсем ничего не читать, чем тратить время на борьбу с волей, которая настаивает на доведении дела до конца – осилить тяготу и забыть про неё. В некоторых случаях результатом такой победы воли становится вывод – я дошла до финала – можно было и не читать. Какой смысл тогда было мучиться? Скажу по секрету, так было с книгой Гиголашвили «Захват Московии» не сочтите за антирекламу, хотя, что уж тут говорить, это она и есть – в итоге пожалела о потраченном времени. В таких случаях, думается мне, лучше поразмышлять о своём или вовсе «послушать тишину».

  Так вот, прежде чем прочесть семейную сагу «Полубрат», я впервые решила сначала познакомиться с отзывами о ней. Одна фраза о том, что это «лучшее произведение 21 века», по мнению «безымянного» обозревателя известного издания, подогрела мой интерес. После знакомства с несколькими отзывами желание приступать к чтению попеременно, то возникало, то улетучивалось, особенно от упоминания одного из авторов отзыва, что в книге содержатся слишком натуралистические описания физиологических процессов. Конечно, уже столько видено-перевидено, читано-перечитано, что и пугаться уже нечего, но я продолжала знакомиться с другими отзывами. Можно сказать, большинство авторов их замечали одну и ту же особенность - жизнь в Норвегии весьма благополучна, как кажется нам, а писатели (их произведения) достаточно депрессивны. Если не брать в расчет их детскую литературу. Ну да ладно, оставим детство позади (вернее оно нас оставило уже давно).

  Итак, мы забрели в колею раздумий по поводу депрессии скандинавских писателей, или их произведений. Оттолкнувшись от отзывов, мне эта книга напомнила «Сто лет одиночества» - история нескольких поколений одной семьи. По атмосфере; грустно, безнадежно, слабый ветерок светлого будущего, прямо скажем, совсем слабый просвет. Вот так и живут людишки-муравьишки в рутине своих проблем, несут тяготу свою, - то ропщут, то смиряются, волокут дальше в одиночестве ли, порознь ли, это уже детали, различающие такого рода повествования. Решила я вспомнить произведения о жизни нескольких поколений счастливой семьи. Не вспомнила - мало читала, мало знаю, мало ведаю. А может мало есть или не пришлось столкнуться. Поверхностное знание жизненной драматургии подсказывает мне на уровне интуиции – не бывает стабильно всё хорошо. Равномерно всё плохо бывает, а стабильно счастливо не бывает. Выходит так. И как теперь жить-то после обнаружения этого вывода - вопрос? И ещё вопрос - всё таки, читать или не читать? Пока «созревал» ответ, я подумала о том, что семейная сага как отдельный жанр в литературе очень и очень интересна. История нескольких поколений одной семьи, тут и атмосфера постоянная ли, перетекающая ли в другие состояния. Тут и образ жизни персонажей влияющих друг на друга. Как молекулы, сталкиваются и устремляются прочь, вдохновляя или разочаровывая. Общая, какая она бы ни была, энергетика, клана родных по крови людей. Действительно интересно отдельных, совершенно разных, самостоятельных личностей, рассматривать в контексте общего. Как притоки большой реки, они, толкаясь течениями, температурами, напором неизбежно сливаются в единое.

  Вот теперь спросите меня, какие мысли у меня и ощущения после прочтения «Полубрата»? Так я вам ответственно и заявляю – до чтения дело так и не дошло….Поразмышляю я, пожалуй, о своем. Покопаюсь, т. ск. в недрах сознания и, может, наткнусь на пласт уверенности, что бывают семейные саги счастливые, пусть не в книгах, так в жизни…

P.S. Если Вы справились с таким многобуквием, то и с сагой у вас есть большой шанс. Удачи.

Вер Либрова

 

«Эльдар-TV, или Моя портретная галерея»

ryazanov
  «Желание рассказать о том интересном, что довелось мне узнать, о невероятных людях, с которыми меня столкнула судьба, побудило меня приняться за написание этой книги. В каждом случае меня что-то восхищало в моем герое или героине. И это «что-то» рождало желание поведать об этой персоне. Либо сногсшибательная биография, либо прекрасные человеческие качества, либо исключительный творческий потенциал. Либо все вместе.»

Эльдар Рязанов

 

 

Зал изобразительных искусств

 

Суконщики Поповы: «Записки о московской жизни»

popovy
  В воспоминаниях трех представителей семьи известных в свое время мануфактурщиков Поповых отражен более чем столетний период жизни большой семьи — от ее родоначальников, заложивших в начале ХIХ века основы крупного производства, до потомков, оставивших заметный след в культурном наследии России века уже ХХ.
  Не замыкаясь в кругу семейных событий, мемуары воссоздают масштабную картину жизни Москвы и России, знакомя читателей, как с городским обиходом, так и с творческой жизнью известных людей ушедшего времени.
Завершает книгу пьеса «Хозяин гостиницы», написанная правнучкой одного из авторов публикуемых мемуаров; в ее основу легли судьбы и воспоминания старших представителей рода.

 

 

Зал Абонемента

 

Ольга Вельчинская. «Квартира № 2 и ее окрестности»

velchinskaya
   Живые, остроумные, яркие воспоминания художницы О.А.Вельчинской повествуют о московской и подмосковной жизни полувековой и более давности — семья и предки автора, друзья и знакомые (среди которых А.А. Ахматова, Л.О. и Б.Л. Пастернаки, Г.Г. Нейгауз), коммунальный быт, соседи разных призывов, смешные и грустные истории, приключавшиеся с ними, и многое другое.

  Увлекательное повествование, от которого трудно оторваться, доведено до наших дней, прошлое сопоставляется с современностью, порой в самых неожиданных ракурсах. Издание иллюстрировано фотографиями, а также художественными и документальными материалами из семейных архивов. Воспоминания интересны широкому кругу читателей разных поколений.

 

 

Зал Абонемента

 

Ларс Сааби Кристенсен. «Полубрат»

kristensen
   «Полубрат» - огромный, мощный, многоплановый роман, настоящая сага, на страницах которой многочисленные персонажи (даже второстепенные) проживают свои жизни от начала до конца. Книга строится как мозаичное панно, каждый фрагмент которого (сцена, событие, диалог) абсолютно оригинален. Несмотря на свой внушительный объем, роман удивительно динамичен, в нем отсутствуют повторы, каждое событие плавно (или резко) перетекает в другое.
  По отзыву обозревателя газеты Independet «Полубрат», возможно, лучшая книга начала XXI века.

 

 

Зал Абонемента

 

Карина Добротворская. «Кто-нибудь видел мою девчонку?»

dobrotvorskaya
   Они считались самой красивой парой богемного Петербурга начала девяностых — кинокритик и сценарист Сергей Добротворский и его юная жена Карина. Но счастливая романтическая история обернулась жестким триллером. Она сбежала в другой город, в другую жизнь, в другую любовь. А он остался в Петербурге и умер вскоре после развода. В автобиографической книге «Кто-нибудь видел мою девчонку? 100 писем к Сереже» Карина Добротворская обращается к адресату, которого давно нет в живых, пытается договорить то, что еще ни разу не было сказано.
  Хотя книга написана в эпистолярном жанре, ее легко представить в виде захватывающего киноромана из жизни двух петербургских интеллектуалов, где в каждом кадре присутствует время.

  Эта книга не просто чужие письма, чужая жизнь, чужая боль. Это то острое чувство душевной обнаженности, которое пронизывает именно тогда, когда уже все позади.

 

 

Зал Абонемента

 

Андрей Битов. «Преподаватель симметрии: роман-эхо»

bitov
«В каждой строчке должна таиться тайна будущей строки. Как в жизни – необъявленность следующего мгновения»

  Автор признается, что никогда не писал роман-эхо «Преподаватель симметрии», а просто перевел текст давно утерянной иностранной книги. История жизни писателя Урбино Ваноски, записанная рассказчиком, отрывки и сюжеты его произведений. Книгу можно читать с какого угодно места, как рассказы, а можно и от начала до конца, улавливая «эхо, распространяющееся от предыдущего к следующему и от каждого к каждому»

 

 

Зал Абонемента

 

Голицын Михаил Владимирович. «Мозаика моей жизни»

golysin
   Книга видного российского геолога М.В.Голицына, профессора Московского университета им. М.В.Ломоносова представляет собой конгломерат различных жанров. Здесь и родословная славного рода Голицыных, краткие биографии наиболее выдающихся его представителей, воспоминания о довоенных и послевоенных годах, описание деловых командировок в различные районы страны. Особый интерес представляют встречи автора со многими выдающимися современниками, невыдуманные истории и рассказы, а также его поэтическое творчество. Книга иллюстрирована многочисленными фотографиями и живописными произведениями автора.
Для широкого круга читателей, интересующихся мемуарной литературой.

 

 

Зал Абонемента

 

Руслан Киреев. «Пир в одиночку»

kireev
   Три лучших романа известного писателя Руслана Киреева впервые выпущены в одной книге к его 70-летию.
  Роман «Посланник» (открывающий своеобразную трилогию, объединенную по замыслу автора не структурно, но внутренне) воссоздает один день нашего современника, за действиями и даже сокровенными мыслями которого наблюдает из укрытия загадочное существо, величающее себя Затворником.
  Завершается однотомник романом-эпилогом «Мальчик приходил». Его героям - Старику и Мальчику - не удалось встретиться, они как планеты одной звездной системы - и стремятся друг к другу, и отталкиваются; это силовое поле сообщает повествованию напряженность и динамизм.
  Главное место в книге занимает роман «Пир в одиночку». Он плотно населен людьми, судьбы которых как бы нанизываются на стержень сюжета - судьбу беллетриста К-ова.

 

 

Зал Абонемента